фото

ЗЕЛЕНЫЕ ЧЕЛОВЕЧКИ СРЕДИ НАС

Очень мило поговорили онлайн с black_yaga о предстоящем спектакле:

Для меня это не самый простой и, чего уж, несколько некомфортный опыт – онлайн-интервью. Как-то привычнее смотреть в глаза собеседника, улавливать интонации, импровизировать в разговоре. Но – as is... Благо, с Огневитом – Дмитрием Новиковым мы уже давно знакомы, поэтому даже в буквах, путешествующих между двумя компьютерами, удавалось уловить интонации и настроение собеседника. А поводом к «межгалактическому» общению стала скорая премьера Театра Открытых - спектакль «Реальность» по пьесе UFO Ивана Вырыпаева.





Давай начнем с «великих». С И. Вырыпаева. Почему к нему обратился? В принципе, это уже постдраматический театр. Явление интересное, но непривычное и не всегда перевариваемое «штатной » публикой.

– В какой-то момент в этом году я разочаровался в театре. Я очень отчетливо ощутил, что на большинстве спектаклей, которые мне доводилось видеть или даже участвовать, мне просто скучно. Однако позже я понял, что ошибаюсь. Мне наскучил не театр вообще, а классический театр. Когда я получше узнал про «документальный театр» вербатим, когда прочел пьесу Вырыпаева, то врубился – это как раз то, что меня всегда привлекало в театре.



Мария Калугина и Леонид Маркевич

Читая пьесу UFO, я во многом узнавал свой собственный пережитый опыт. Это было то, что я всегда ищу в различных проявлениях искусства – музыке, литературе, кино.

Если говорить про «штатную» публику, то я отдаю себе отчет, что спектакль «зайдет» далеко не всем. Но если ориентироваться на такого зрителя, то можно до второго пришествия играть французские комедии или материал, который пропах насквозь нафталином еще в прошлом тысячелетии. Мы написали на странице спектакля «ВКонтакте», что это спектакль-эксперимент. И в нашем случае это не только эксперимент по поиску новой формы для нашего театра, но, безусловно, еще и способ проверить, насколько такие спектакли востребованы у аудитории.



Дмитрий Новиков

UFO - ведь не совсем пьеса о летающих блюдцах и зеленых человечках. Вернее, совсем не о... Как мне кажется. Прости, может я отвечаю вместо тебя – но для меня это – о личном катарсисе, просветлении, что ли... О том, чего, к сожалению, не каждому дано дождаться. Или у тебя есть другая версия?

– Сейчас мне придется очень аккуратно балансировать между тем, чтобы ответить на твой вопрос и не «проспойлерить» спектакль. Конечно, встречи с инопланетянами, визиты пришельцев – это только обстоятельства, в которых с героями пьесы происходят самые важные события их жизни. И основное внимание пьесы (и спектакля) уделяется именно этим переживаниям, а не инопланетянам.

Когда мы с театром были еще на этапе читки, выяснилось, что почти у каждого человека был похожий опыт, почти каждый узнавал себя в этих историях или просто чувствовал какую-то созвучность с ними.



Дарья Ковалева

Увидеть со сцены "свои обстоятельства", узнать, сопережить... И что дальше? Вообще, какой эмоциональный зрительский отклик означал бы для тебя, что работа удалась? Ну, или, скажем, не не удалась? Каков показатель успеха?

– Возвращаясь к вопросу о «штатной публике». Если спектакль не понравится тем, кто в театр ходит, чтобы выгулять себя и продемонстрировать наряды, то наша миссия наполовину удалась!

Если говорить серьезно, то мне всегда важно донести мысль до того, кто будет воспринимать. Если мы сумеем заставить людей, которые придут на спектакль, попытаться найти в себе что-то, что будет созвучно этим историям, то нашу задачу можно считать выполненной. Естественно, что мы внимательно будем следить за отзывами о спектакле, но обычно мы всегда так и делаем, поскольку нам важен отклик аудитории.



Дарья Ковалева

То есть мой новый блестящий костюм на премьеру не стоит надевать...

– ???

Прости, просто стёб и трёп... Это твой дебют в качестве режиссера, или я что-то упустил?

– Да, дебют.

В общем, ты сразу нырнул на приличную глубину. И по выбору материала, и по населенности пьесы... Тебе не трудно управляться с такой толпой? Сколько там, около 10 человек?

– На премьере на площадке будет работать девять человек. Планировалось, что будет 10, но, как говорится, «хочешь насмешить Господа — расскажи ему о своих планах». Про трудности особо ничего сказать не могу. Может быть в силу того, что я не приглашенный режиссер, а из той же песочницы, что и остальные, я чувствовал и чувствую во время постановки от тех, кто задействован в постановке, только поддержку и помощь. Конечно, какой-то здоровый процент раздолбайства все равно присутствует. Но глупо требовать что-то от людей, которые это делают не за зарплату, а просто потому, что им это нравится. Как-только (не дай Бог, конечно!) станем профессиональным театром, буду за это объявлять выговоры и лишать премии...Если меня самого, конечно, не уволят к этому прекрасному (нет-нет-нет!) моменту.




Итак, насколько тебе комфортно стоять на капитанском мостике?

– Не комфортно. Мне не нравится быть главным, но иногда наступают такие моменты, когда приходится брать ответственность на себя. Это нормально – если спектакль удастся, то это заслуга театра, а если нет, то провал меня, как режиссера. Еще очень важный момент, что это делается не ради комфорта.Если бы мы делали это ради своего удобства, то могли бы просто собираться вместе и кутить. Это приятно, комфортно, не нужно напрягаться. Я в кутеже всегда в первых рядах. Мне было очень комфортно, если бы к нам пришел режиссер с обалденной пьесой и идеями и все поставил, но почему-то такой очереди к нам я не вижу. Пришлось делать это самому. Я человек тщеславный и с этой стороны мне, конечно, нравится стоять на капитанском мостике, но с другой стороны очень страшно облажаться. Откровенно говоря, я со своими страхами почти перестал спать, сейчас вот постоянно принимаю всяческую фармацевтику, чтобы меньше нервничать и иметь возможность засыпать.

Если говорить о страхах, то я естественно задавался вопросом «Готов ли я к тому, чтобы поставить спектакль?». У меня минимум для этого навыков: неоконченный курс актерского мастерства на заочке в академии, несколько лет работы в «Театр Открытых» и толика каких-то знаний, которые достались мне от работы в профессиональном театре. Но я прекрасно понимаю, что лучше сделать и жалеть, чем не сделать и все равно жалеть. Если бы я отложил эту идею в долгий ящик, чтобы вернуться к ней в будущем, когда накоплю опыта, то идея бы просто умерла и осталась бы незавершенным гештальтом. Надо делать пока горишь идеей. Если говорить про глубину пьесы, то с таким материалом работать гораздо интереснее. Сложно сделать что-то хорошее, если тебе скучен процесс. Вот с «Реальностью» точно не скучно.



Николай Смольский

И вообще, как это – быть диктатором... творческим?

– Не знаю удалось ли мне сохранить атмосферу демократии в процессе постановки, но я к этому стремился. Поскольку я часто оказывался по другую сторону режиссерского столика, я понимал насколько важно актерам участвовать в создании спектакля, привносить свои идеи. С другой стороны, был ряд моментов и идей, которые встречали сопротивление у ребят, и мне приходилось какие-то решения и идеи оставлять волевым решением, поскольку я видел целостную картину спектакля.



Лия Цыпленкова и Евгений Болтовский

Недавно в соцсетях появился проморолик спектакля. Как по мне, в видео удалось если не выразить, то уж точно намекнуть на идею спектакля. Но, как понимаю, этот ролик – часть оформления?

– Не совсем так :) Ну, в смысле – это нарезка из монологов полностью отснятых, и некоторые из них могут появляться в зависимости от обстоятельств.

В создании видеоверсии у штурвала стоял не я, а Алексей Долгушин. Человек, без которого видео не получилось бы. Он очень профессионально подходит к творческому процессу, но при этом оставляет его живым. Большое чудо и счастье – работать с такими людьми. Лёша пришел к нам на читку пьесы в начале осени, и я попросил его принять участие, а он согласился... на свою голову, поскольку работы вышло больше, чем предполагалось.

Видео снималось с несколькими целями. Во-первых, один из монологов работает только через проектор. Что за он – рассказать не могу, это часть спектакля и отвечает художественному замыслу. Во-вторых, поскольку это спектакль-конструктор, и у нас уже все равно задействованы проектор и экран, то какие-то монологи на выездах можно заменять демонстрацией роликов. И, наконец, в-третьих, с течением времени мы хотим выложить это все на Youtube. Этакую видеоверсию спектакля.



Лия Цыпленкова

Кто остался "за кадром"?

Нельзя не упомянуть еще одного соавтора постановки – Ивана Морозько, которого многие знают под псевдонимами Бензин и Иван Солярис, это именно он закинул в наш театральный чат эту пьесу. О том, что нужно ставить Вырыпаева Ваня пытался донести до нас достаточно долго, но наконец-то все обстоятельства сложились, и мне хочется верить, что это произошло так, потому что произошло вовремя.

Ваня вызвался сделать афишу для спектакля и создать все звуковое сопровождение. Это будет разный по своему настроению эмбиент с различными сэмплами, подходящими для той или иной истории.

И если говорить о тех, кто приложил руку к спектаклю, то я не могу не сказать о той помощи, которую оказала хореограф Виктория Разуванова. Не надо только думать, что у нас есть какие-то танцы в спектакле. Я всегда считал, что это костыли, которые не нужны, если только это не водевиль или не повествует о судьбе танцовщиков. Просто общение с Викой стало некой лакмусовой бумажкой. С этим человеком я постоянно обсуждал какие-то мизансценические решения; некоторые идеи, которые вошли в спектакль, подсказала именно она. Без помощи Вики спектакль получился бы менее живым и динамичным.




В спектакле «Реальность» заняты Дарья Ковалева, Леонид Маркевич, Никита Ковалев, Лия Цыпленкова, Евгений Болтовский, Марианна Корсак, Юрий Мартинович, Николай Смольский, Мария Калугина, Катерина Короткая, Дмитрий Новиков. Многие из них – уже «звезды и ветераны» Театра Открытых... И Мартинович – артист Гомельского облдрамтеатра. Насколько эта история с людьми из «параллельных миров» тебя устраивает? Это ведь разные умения, подходы, взгляды, в конце концов... Насколько артист «драмы» стал артистом Театра Открытых?

–Я радовался, как ребенок, когда Юрий Мартинович отреагировал на мое предложение согласием! Это очень талантливый и светлый человек. Грандиозная удача, что нам повезло погреться в его сиянии. Пожалуй, это самый крутой артист в Гомеле. Работать с ним было просто большим удовольствием. Точнее работы было с моей стороны минимум – он сам прекрасно справился, абсолютно точно делая то, что нужно. Пожалуй, единственная сложность, с которой пришлось столкнуться – сокращение текста. Юрий не хотел расставаться ни с одним из фрагментов монолога.



Юрий Мартинович

Страх, что разница в уровне между нами – любителями и профессионалом Мартиновичем будет разительной, конечно, был. Но в силу того, что это несколько маленьких моноспектаклей, объединенных одной идеей, то это разница вполне допустима. Мне было важно не заставить актеров перевоплотиться в героев, а рассказать зрителю все эти истории, через собственную призму. А в таком случае у каждого будет свой язык, свой способ донести чувства и смысл до зрителя. В этом особенность любительского театра, что зритель приходит смотреть не на перевоплощение актеров в героев, а на их отношение к этому, если верить Ивану Вырыпаеву.



Юрий Мартинович

Дима, я вот только подумал, как вырулить красиво на финал, а тут ты, по-моему, сам закольцевал и поставил изящную точку в разговоре. Не буду скрывать, я сам очень неравнодушен к Театру Открытых... И влюблен, и благодарен. И... но это уже совсем другая история. Сегодня же я просто очень-очень желаю всей команде и тебе, как ее предводителю, успеха!

– Спасибо! До встречи на премьере!

Свой новый спектакль «Реальность», созданный по пьесе Ивана Вырыпаева UFO, Театр Открытых представит 11 и 13 декабря на сцене Городского центра культуры.

Tags:

Posts from This Journal by “theatre” Tag

  • постпраздничное

    Вот и прошел день театра. Уже даже день как прошел. И хорошо прошел. - С утра сказка, потом капустник, потом прогулка по парку, отсмотренная вечером…

  • (no subject)

    Я жестко изнасилован белорусским искусством. Две репетиции в день это тяжело. Такое удивительно ощущение - приятная пустота внутри, что даже плакать…

  • (no subject)

    Завтра я окажусь в Менске. Сессия. Моя первая сессия в жизни - и никакого желания ехать. Настроение ниже плинтуса. Что с жильем - не понятно. Но тем…

  • вось такі прыгажун! з старонкі драмтэатра

  • (no subject)

    Только бы не заболеть. Кажется простужаюсь, а этого бы очень не хотелось. Потому что вчера только начали работать. Уже тихонько ненавижу тех, кто…

  • (no subject)

    Ёлки это страшно! (: В прошлом году я стонал от четырех двадцатиминутных представлений в день, сейчас вот по две сказки в день будет наверное, да…